Наши контакты:
(495) 643 08 02
(495) 778 76 67

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СТРАХОВЫХ КОМПАНИЙ 

ЕСЛИ ВЫ ПОПАЛИ В ДТП

Онлайн консультации
ICQ 92-713-404


Поиск по сайту

Экспертиза маркировочных обозначений автомобилей

Эксперт - профессия благородная Печать E-mail

 Эксперт - профессия благородная

 Как часто люди ошибаются и не желают этого признавать! И очевидную правоту оппонента оспаривают с завидным упорством. Ситуация, при которой каждый доказывает свою «правду» и обещает стоять на ней до победного конца, кажется, может разрешиться только в суде. И тогда остается лишь пожалеть, что двух истин не бывает.

Но можно ведь пойти и иным путем: пригласить в качестве «третейского судьи» независимого эксперта. Данное им заключение, в котором все доказательства виновности одного из спорящих будут налицо, может стать поводом пойти на мировую.

Квалификация обязывает
В Квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и других служащих, принятом Минтруда России от 21 января 2000 г. №7 , эксперт-автотехник определяется  как специалист, главная задача которого состоит в проведении автотехнической экспертизы. В процессе своей работы он определяет сложность и характер изменений (повреждений) транспортных средств, возникших в результате воздействия на них различных факторов, и, что особенно интересно для нас, технологию и виды ремонтно-восстановительных воздействий.

Кроме того, эксперт-автотехник устанавливает, была ли возможность обнаружить техническую неисправность до ДТП и какова связь между аварией и найденной в автомобиле поломкой. Для этого эксперт-автотехник внимательно изучает все обстоятельства, связанные с техническим состоянием транспортного средства, которые могли способствовать случившемуся ДТП. В этой ситуации следы, скорее всего, приведут на сервисную станцию, где автомобиль обычно ремонтируется или проходит стандартный техосмотр. И провожатым туда будет выступать именно эксперт-автотехник. За рубежом в случае обнаружения взаимосвязи между аварией и предшествующим ремонтом автосервис может получить иск от страховой компании или, в более серьезных ситуациях, предстать перед судом. В России автосервис, вероятнее всего, отделается легким испугом. Однако репутация его будет запятнана, а это в условиях жесткой конкуренции крайне нежелательно. Автовладелец может и сам воспользоваться услугами эксперта-автотехника, если решит взыскать с автосервиса за некачественно проведенный ремонт. Именно поэтому фраза «Качественный ремонт – это выгодно» звучит актуально. С какой стороны на нее ни посмотри.

 Сертификация экспертов
 Экспертом может быть любой человек, обладающий необходимыми специальными познаниями для проведения исследования и дачи экспертного заключения и соответствующим опытом работы. Знания, мастерство и опыт – это три вещи, которые необходимы эксперту и которыми может похвастаться почти каждый читающий эти строки. Другое дело, что для принятия решения о признании кого-то таковым суд может потребовать подтверждения квалификации: например, диплом об образовании, сертификаты или свидетельства.
В соответствии с Федеральным законом «О техническом регулировании», который был принят в 2002 году, сертификация экспертов проводится на добровольной  основе. Несмотря на это, предпочтение все-таки отдается экспертам, работающим в компетентных организациях, или тем, чьи фамилии занесены в специальный реестр. Например, в государственный реестр экспертов-техников, прототип которого сейчас ведет «Объединение транспортных экспертов» (ОТЭК). В МАДИ (ГТУ) работает регистр автотехнических экспертов, который проводит обучение по специальности и выдает сертификаты.

Эксперт на самом деле
Эксперт – немножко детектив, немножко писатель, немножко учитель и немножко актер. Хорошим детективом он должен быть, чтобы раскрывать истину и искать доказательства; учителем – чтобы грамотно и понятно объяснять вещи сугубо специальные; актером – чтобы выглядеть правдоподобно и уверенно (например, в суде на допросе), когда на самом деле зубы стучат.  Эксперт не обязан становиться профи в каждой из этих сфер деятельности, но должен иметь способности к каждой из них.
Способность быстро думать и внимательно слушать – одно из важнейших качеств, обладание которым намного облегчит эксперту жизнь. Слышать, о чем спрашивает адвокат, и понимать, о чем специально умалчивает, где начинает гнуть свою линию, - может далеко не каждый. Одним словом, эксперту нужно учиться грамотно преподносить свое мастерство
Хороший эксперт - мастер своего дела, тем не менее, постоянно должен стремиться к росту: интересоваться юридическими вопросами, чтобы не выходить за рамки предписанных законом процедур, и даже брать уроки ораторского искусства.

Экспертиза экспертизе рознь
Во всех случаях, когда говорят об экспертизе, предполагают решение сведущими людьми (или специалистами) проблем, требующих специальных знаний в области науки, техники и других отраслей для выяснения степени соответствия исследуемого объекта тем или иным заданным характеристикам. Экспертиза – прежде всего прикладное научное исследование, целью которого является получение ясных ответов на поставленные вопросы. Поэтому при проведении экспертизы применяются проверенные временем методики. Любая экспертиза имеет свой четкий регламент, порядок проведения, определяемые спецификой исследуемого объекта и областью применения специальных знаний. Итак, какие же экспертизы бывают в дорожно-транспортной области?
Во-первых, досудебные и судебные. Экспертную работу, проведенную до возбуждения дела, принято называть исследованием специалиста. Полученное при этом заключение будет наиболее востребовано в гражданских и арбитражных спорах и может стать для сторон поводом для отказа от судебного разбирательства. Если же этого не случилось, то эксперт вызывается в суд в двух случаях: во-первых, когда экспертиза не проводилась во время предварительного следствия и стала необходимой на судебной стадии и, во-вторых, когда суду необходимо разъяснить некоторые моменты экспертного заключения, данного до суда.
Судебная экспертиза отличается от досудебной порядком назначения и производства, а также использованием полученных при ее проведении результатов. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» специально определяет основания и условия для назначения судебной экспертизы, принципы рассмотрения экспертного заключения в качестве доказательства по делу, порядок проведения и так далее. О судебной экспертизе также можно прочитать в Гражданском процессуальном, Арбитражном процессуальном и Уголовно-процессуальном  кодексах  РФ, а также в иных нормативных правовых актах РФ.
Судебные экспертизы подразделяются на девять классов, в числе которых  инженерно-транспортные (или автодорожные) и технические (по технике безопасности в сфере производства и обслуживания, ремонта автомобилей;  пожарно-технические исследования взрывов автомобилей).
Механизм проведения судебной экспертизы в идеале должен выглядеть следующим образом:
1) подготовка назначения экспертизы, желательно с участием эксперта;
2) формулировка, обсуждение и постановка вопросов, стоящих перед  экспертом;
3) проведение экспертизы и составление письменного заключения;
4) оценка заключения эксперта;
5) если необходимо, допрос эксперта.

Проведение экспертизы может поручаться различным государственным органам, ведомственным учреждениям и негосударственным организациям в зависимости от предмета исследования.
Особняком стоит так называемая оценочная экспертиза автотранспортных средств. До недавнего времени, а именно до 2003 года, когда вступил в силу Закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», она находилась в ведении экспертов по оценке имущества. Теперь же закон  обязует проводить ее только экспертами-автотехниками. Таким образом,  эксперт-оценщик имеет право работать в рамках Закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» в любой области, кроме автомобильной экспертизы.  Хотя многие до сих пор пользуются услугами оценщиков при исследовании механизма ДТП, а также уровня автомобильного сервиса.

Эксперт в суде
В Законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» подробно изложены права и обязанности эксперта в зале суда, а также четко прописано, что он назначается для проведения судебной экспертизы только судебным постановлением. Получается, что эксперт становится судебным только тогда, когда его таковым назовет суд. Четкое разграничение прав и обязанностей важно потому, что заключение, данное в результате экспертного исследования, принимается в суде как самостоятельный вид доказательства.
После знакомства со всеми обстоятельствами дела и исследования фактов эксперт, используя свои опыт и знания, может даже полнее, чем следователь или судья, очертить круг вопросов, на которые он может дать ответы в заключении. Таким образом, судебный эксперт имеет право внести в заключение дополнительные нюансы. В то же время, эксперт обязан сообщить суду о невозможности дачи заключения в случаях, когда он в этом некомпетентен или недостаточно компетентен.
В своей деятельности эксперт может использовать только те материалы, которые были переданы ему судом (следователем) и информацией, опубликованной в СМИ, хотя и имеет право запрашивать дополнительные материалы.
Особо остро стоит вопрос выбора методики проведения исследования. Эксперт может пользоваться только общепринятыми и утвержденными рекомендациями. При их отсутствии он вправе разработать методику самостоятельно, при этом подробно изложив ее. Ведь доказательства, полученные без использования методики, не могут быть проверены, а значит, являются по своей сути мнениями.
После ознакомления с экспертным заключением (кстати, оно считается доказательством, только если дается в письменной форме и зачитывается самим экспертом) следователь или суд вправе допросить его автора для разъяснения или уточнения установленных им фактов. Если же оно и после этого останется неясным или покажется неполным, то суд вправе назначить дополнительную экспертизу. Если в течение суда проводилось несколько экспертиз, то первой заслушивается самая ранняя. Вывод, сделанный судебным экспертом, так же как и любое другое доказательство по делу, должен быть проверен и оценен судом. Эксперт не может утверждать о виновности/невиновности кого-либо.  Приговор может следовать из представленных им доказательств, но никак не из мнения эксперта.
К вопросу о независимости
Судебным экспертом не может быть назначен человек, который:
• является потерпевшим, гражданским истцом или ответчиком, свидетелем;
• участвовал в деле в качестве переводчика лица, производящего дознание, следователя, прокурора, общественного обвинителя, защитника;
• находился или находится на службе у обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика или по иному зависит от них;
• производил ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела;
 • участвовал в деле в качестве иного специалиста.
Другими словами, экспертом не может быть назначен тот, кто прямо или косвенно заинтересован в исходе дела. В самых ответственных случаях  даже рекомендуется сразу назначать для проведения исследования двух или даже трех экспертов, дабы повысить вероятность получения объективного экспертного заключения.
Проведение судебной экспертизы поручают судебно-экспертному учреждению,  конкретному эксперту или группе экспертов, при этом предупреждая об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Кроме того, суд должен удостовериться в наличии у эксперта специальных познаний, отсутствии личной заинтересованности в исходе дела и родственных связей с участниками процесса. Эти и многие другие моменты назначения экспертизы изложены в ст. 79 Гражданского процессуального кодекса РФ.
Важно отметить, что и в отношении следователя и суда эксперт сохраняет независимость и самостоятельность. Первые вправе контролировать только сам процесс работы эксперта (следователь может, например, присутствовать при непосредственном исследовании транспортного средства). Правда, именно следователь или суд  выбирают конкретного эксперта, могут дать ему отвод, определяют объем задания и  количество необходимых для исследования материалов. За экспертом же остается право обжалования действий как следователя, так и суда, если они ущемляют его права и мешают работе.

Встать, суд идет!
Потребность в экспертах-автотехниках (особенно в суде) связана, прежде всего, с тем, что ни судьи, ни адвокаты в большинстве своем не имеют технического образования. Ситуация за рубежом ничем не отличается от российской. Например, в США адвокаты для экспертов – совершенно особая категория клиентов. Американский эксперт Патрик Юрек поделился опытом в своей статье и рассказал, как однажды он получил письмо от одного юриста. Дело, которое вел последний, касалось замены масла в старом авто, что, как заявлял его владелец, привело двигатель в нерабочее состояние. После подробного ознакомления со всеми фактами дела, Юрек посоветовал адвокату за него не браться, получив за свою работу =50. Только за то, что в течение часа полистал документы и отклонил дело. И это было справедливо: эксперт не только оградил адвоката от проигрышного дела, но и сэкономил его время, а последнее, как известно, деньги.
Все больше и больше адвокатов предпочитают при ведении дел, связанных с дорожно-транспортными происшествиями, сотрудничать с экспертами-автотехниками, требуя от них подробного описания всех повреждений.  Как правило, на гражданских процессах обе стороны уже «вооружены» - каждая своим экспертным заключением, полученным до суда. И здесь, конечно, на первый план выходит адвокат. Победа остается, как правило, за тем, кто оказывается более убедительным. И, к сожалению, правда жизни такова, что не тот юрист, который прав, оказывается часто на вершине, а тот, который с большим напором доказывает свою точку зрения. Конечно, дела выигрывают адвокаты, но не без помощи экспертов.
Знания и умения большинства водителей ограничиваются, как правило, способностью вовремя нажать на нужную педаль или поменять масло. Поэтому с уверенностью можно сказать, что профессия эксперта-автотехника востребована и благородна, потому что именно он помогает выйти победителем из нечестной игры тем, у кого на это не хватило бы сил в одиночку.

Журнал "Автосервис", №5 2009

 
« Пред.   След. »

Статьи

Если хочешь что-нибудь доказать, всегда докажешь. И обратное - тоже. Для всякой предвзятой точки зрения всегда найдутся доказательства.
(Эрих Мария Ремарк, "Черный обелиск")

Столетняя война, которую ведут между собой люди и автомобили, по данным ООН, уносит в год около ста семидесяти тысяч жизней, автомобиль - самый опасный вид транспорта. В автошколе каждому водителю рассказывают, что наименее вероятна авария у водителя опытного, достаточно осторожного, внимательного, умеющего прогнозировать развитие событий, избегать аварийных ситуаций и решительно действовать в опасную минуту. Такой водитель находит оптимальную скорость, что позволяет сохранить контроль над машиной. Экстремальные ситуации требуют различных знаний и навыков, но почти всегда одинаковых человеческих качеств.

Среди главных причин аварий статистика называет: различные нарушения правил дорожного движения; превышение скорости; управление автомобилем в нетрезвом состоянии; плохие дороги (главным образом - скользкие); неисправности машин (на первом месте - тормоза, на втором - рулевое управление, на третьем - колеса и шины). Этот список не назовешь большой новостью для водителей. Но печальный секрет аварий в том, что наша безопасность начинается лишь с активного использования информации. Например, о том, что подголовники и ремни безопасности уменьшают вероятность гибели при лобовом столкновении в два-три раза, а при опрокидывании - в пять раз. Что без ремней безопасности, столкнувшись с неподвижным препятствием даже на скорости 20 км/час, водитель скорее всего получит травму; та же ситуация при 50 км/час равносильна прыжку лицом вниз с четвертого этажа.

Любой работник ГАИ подтвердит вам, что беспечность, самонадеянность, невоспитанность - в других условиях всего лишь неприятные черты характера, а на дороге становятся смертельной опасностью. И это не частный вопрос, смертельная опасность возникает не только для вас, но и для других.

Участник дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП), в результате которого травмированы либо погибли люди, должен быть готов к тому, что по факту такого ДТП будет возбуждено уголовное дело. В такой ситуации может оказаться каждый из нас. Выяснение всех обстоятельств происшествия может затянуться на долгие месяцы, несмотря на то, что на первый взгляд, на месте ДТП, ситуация может показаться довольно банальной и не вызвать должной обеспокоенности. Статья 215 (и ее военный аналог - ст.246) УК Украины заведомо подразумевает только неосторожную форму вины, перефразируя название киношедевра Витаутаса Жалакявичуса, взятое в заголовок, можно сказать, что убивать-то никто никого тоже не хотел. Немалые санкции данных статей должны заставлять водителей относиться к таким "недоразумениям" со всей возможной серьезностью. Однако понимают это далеко не все и далеко не всегда.

Расследование этой категории уголовных дел - достаточно узкая, очень специфическая область криминалистики. Далеко не каждый юрист грамотно ориентируется в ней, и имел возможность, что называется, "собаку съесть" на делах данной категории (автор, пользуясь случаем, выражает безмерную благодарность своим учителям - настоящим профессионалам, экспертам-автотехникам Львовского НИИ судебных экспертиз). Поэтому, вполне возможно, что расследование ДТП окажется в руках ремесленника, чья святая вера в равенство Правил дорожного движения (далее - ПДД) и его безопасности столь безгранична, что руководствуется он в своей работе парочкой примитивных, зачастую ошибочных, но очень живучих постулатов, вроде: "скорость - враг безопасности движения", или "нарушил правило - будешь обвиняемым". На самом деле он просто "штампует" однообразные заготовки (которые заведомо не могут быть стандартными в разных категориях ДТП) в материалы уголовного дела, не пытаясь даже задуматься о сути и цели тех или иных следственных действий и, более чем приблизительно представляя, как и каким образом правильно получить исходные данные для проведения добротной автотехнической экспертизы, установить истину по делу.

Разумеется, смелый участник ДТП с калькулятором в руках готов доказать, что самая безопасная скорость - 0 км/ч, что любые цифровые значения скорости, даже самые низкие, которые можно назвать движением, не могут быть критериями безопасной езды, и выбрать такую скорость, которая всегда со 100-процентной гарантией позволила бы остановиться, избежав наезда, попросту невозможно. Но эти резонные возражения, скорее всего, не встретят в душе праведника безопасности движения сочувственного отклика. Наоборот, лучше приготовиться к тому, что за подобное "умничание" он с особым трепетом заколотит последний гвоздь в судьбу водителя подходящей цитатой из ПДД.

Что же предпринять, из чего исходить тому, кто оказался одним из фигурантов в расследовании ДТП? Надеюсь, что некоторые разъяснения и практические советы по ключевым вопросам расследования всех без исключения категорий ДТП окажутся для водителей небесполезными, позволят избежать лишней нервотрепки и выяснения наболевших вопросов у собратьев по несчастью. Думаю, коллеги-адвокаты не обидятся на меня за то, что, раскрывая некоторые профессиональные секреты, я отнимаю их хлеб...

Поэтому первый ключевой вопрос - вопрос о вине водителя в ДТП. Участнику ДТП необходимо учесть в этой связи следующее:

  1. По закону вина человека должна быть доказана с двух сторон. Во-первых, необходимо установить, что если водитель отступил от ПДД, то объективно должен был предвидеть последствия своего нарушения, т.е. собственно ДТП. Во-вторых, следует доказать, что он действительно субъективно мог его предвидеть, и имел возможность предотвратить. В этом случае речь идет именно о конкретном человеке со всеми его психофизиологическими особенностями: быстротой реакции, зрением, восприятием, мастерством и др. Если установлена только одна сторона вины и не доказана вторая, то она не может считаться юридически доказанной в целом. В этом заключается смысл ст.9 УК Украины, и это по сути правовая азбука, известная (надеюсь) каждому студенту-юристу. Не менее важно установить причинно-следственную связь между допущенным нарушением правил безопасности движения или эксплуатации транспорта (причина) и наступившими общественно опасными последствиями (следствие), т.е. доказать, что нарушение действительно имело место, и что именно в результате этого нарушения кому-либо был причинен вред.
  2. Чтобы установить чью-то вину (или невиновность), необходимо максимально точно и полно восстановить всю картину ДТП, причем не только саму дорожно-транспортную ситуацию, но и дорожные условия, условия видимости и т.п. В реальной жизни это восстановление разбивается о многочисленные технические и организационные проблемы. Зачастую, при осмотре места ДТП не гарантируется наличие (обнаружение) следов, которые могли бы дать объективную опору для воспроизведения обстановки и обстоятельств ДТП, целью которого безусловно является - получение объективных исходных данных для проведения автотехнической экспертизы, а не "закрепление показаний обвиняемого", как частенько полагает наш оппонент в лице следователя и прокурора.

    Большинство полученных милицией данных, наспех собранных на месте ДТП, при ближайшем рассмотрении оказываются не особенно надежными, если не сказать больше. Следователи же, не будучи специалистами в области безопасности движения, как правило, предпочитают не утруждать себя скрупулезным собиранием, тщательным исследованием, анализом и оценкой всех данных и доказательств, а всецело полагаются на заключения автотехнических экспертиз, считая их выводы достаточно объективными. Не слишком дотошные эксперты даже и не пытаются вникать в то, откуда взялись цифры и условия, заданные им в постановлении следователем (по большому счету - это и не их забота), а просто подставляют указанные данные в соответствующие формулы, уравнения и таблицы, получая конкретный результат, который, в свою очередь, может находиться довольно далеко от реальной действительности. Это расстояние иногда является прямым путем в места не столь отдаленные, где "даже летом холодно в пальто". При этом чаще всего, вовсе упускается из виду то, что исходные данные для экспертизы берутся следователями со слов перепуганного водителя и не менее перепуганных пострадавших (если они вообще в состоянии что-либо говорить).

    Не менее осторожно следует относиться и к показаниям очевидцев, ведь любые показания любых допрашиваемых лиц являются субъективными и относительными, люди, в зависимости от многих обстоятельств, могут в чем-то, если не во всем, добросовестно заблуждаться, не говоря уже о показаниях, касающихся конкретных цифр расстояний и конкретных величин скорости движения. Ведь никто из допрашиваемых с рулеткой у дороги не стоял, расстояний не замерял, да и радаром скорость не определял. Как показывает практика, истина действительно всегда лежит где-то посередине. Именно поэтому совершенно необходимо и крайне важно проведение воспроизведения обстановки и обстоятельств события ДТП (следственного эксперимента) желательно с каждым в отдельности участником ДТП и очевидцами. По сути - это экспериментальное научное исследование и его следует проводить при непосредственном участии эксперта-автотехника и адвоката, который имеет в этом понятие. Только сравнение и оценка всех, полученных таким путем, сведений может дать убедительные и действительно объективные данные для проведения экспертизы, а по сути - для решения чьей-то участи.

    В соответствии со ст.200 УПК Украины, если при проведении экспертизы эксперт выявит факты, которые имеют значение для дела и по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении. Но давайте задумаемся, станет ли эксперт анализировать правильность и обоснованность источников происхождения тех или иных исходных данных? Согласно ст.75 УПК Украины экспертное заключение не может выходить за пределы специальных познаний эксперта, а юриспруденция - не его стезя. К великому сожалению, автотехнические экспертизы, проводимые местными умельцами, т.е. вне специального экспертного учреждения, зачастую не выдерживают никакой, даже поверхностной критики, остается загадкой как подобные экспертные "исследования" правоохранительные органы умудряются "протащить" через суд.

  3. Тем, кто считает себя потерпевшими, не лишним было бы усвоить суровую реальность: бывают ситуации, когда вину того или иного участника установить невозможно по объективным причинам. Более того, несмотря на самый трагический исход ДТП, может быть установлено, что оба участника ДТП действовали в рамках ПДД, а виной всему - неблагоприятное стечение случайных обстоятельств, так называемый юридический казус, и тому есть множество примеров из практики. Автомобиль - не лошадь с телегой, своевременно остановить его или другим образом избежать наезда (столкновения) далеко не так просто, водитель далеко не всегда может иметь техническую возможность предотвратить ДТП. Существует немало уголовных дел этой категории, в т.ч. и со смертельным исходом, которые обоснованно прекращаются за отсутствием в действиях водителя состава преступления. В такой ситуации следует понять, что дело тут вовсе не в несовершенстве законов или его представителей, и прекратить обращаться с бесконечными жалобами во все инстанции.

    Отдельно необходимо рассмотреть вопрос об автотехнической экспертизе. Это второй ключевой момент в расследовании ДТП.

    Автотехническая экспертиза решает основной вопрос, от которого зависит дальнейшая судьба водителя: имел ли он техническую возможность предотвратить ДТП с момента объективного обнаружения опасности. Другими словами, мог ли он технически выполнить требования рокового п.12.3 ПДД, невыполнение которых почти всегда стандартно вменяется водителю в вину. В случае положительного заключения ему предъявляется обвинение, и направление материалов в суд - дело практически решенное. А в случае отрицательного заключения - водитель получает от следователя индульгенцию и обычно имеет передышку, пока решение о его реабилитации не обжалует недовольная сторона. Если экспертиза проведена грамотно, исходные данные для нее получены по научно обоснованной методике и в строгом соответствии с уголовно-процессуальными нормами, то это - тот непотопляемый авианосец, который выплывет вместе с вами на борту из любой беды.

    На самом деле, вывод о технической возможности предотвратить происшествие при всей его кажущейся весомости - это всего лишь решение математического уравнения, которое зависит от данных, в него заложенных. Измените некоторые исходные данные - изменится и заключение эксперта. Итак, это одно из самых слабых мест экспертизы. Именно это обстоятельство чаще всего игнорируется ремесленниками уголовного судопроизводства, именно на этом адвокаты разбивают и выигрывают дела. Выражаясь фигурально, практически любое дело о ДТП, при желании, можно поставить с ног на голову и наоборот (см. эпиграф).

Какие же исходные данные для автотехнической экспертизы могут быть подвержены существенным изменениям?

  1. Во-первых, это момент возникновения опасности - это та "печка", от которой, собственно, и танцует следствие. Это не технический, а правовой вопрос. Состояние водителя, который за очень короткий промежуток времени в сложной дорожно-транспортной ситуации должен принять правильное решение, которое отвечает требованиям ПДД и направлено на предотвращение ДТП или уменьшение его негативных последствий, очень тяжело. Во время обучения водителей не знакомят с положениями об определении момента возникновения опасности, доступная литература по данному вопросу практически отсутствует. Водитель реагирует на опасность для движения скорее интуитивно, а не на основе определенных знаний, и состоятельность принятия решения зависит от его личного опыта и умения действовать в критической ситуации. Почти аналогичное происходит и при расследовании ДТП. Эти же ошибки и по тем же причинам повторяются и при расследовании ДТП. Поэтому, вопрос о том, с какого момента эксперт должен вычислять шансы водителя на успешное предотвращение ДДП является самым наиглавнейшим, от него зависит объективность выводов эксперта. Методика определения момента возникновения опасности должна быть простой и понятной каждому участнику дорожного движения.

    Проблема осложняется тем, что в ПДД не дается определения и рекомендаций, каким образом определить, с какого момента дорожная обстановка вдруг становится критической, опасной. Юристы определяют его, исходя из своего опыта, общежитейских положений, прецедента. Поэтому с моментом опасности, определенным следователем, зачастую не согласны прокурор или адвокат. Не стоит быть сторонним наблюдателем в этом вопросе. Лучше выяснить, почему именно тот, а не другой момент опасности выбран следователем за отправной, продумать, оправданы ли доводы следствия. Из достаточно большого количества научной литературы на данную тему, в которой порой недостаточно четко определяется данный аспект, наиболее здравомыслящим и обоснованным представляется следующий: момент возникновения опасности - это момент (момент развития дорожно-транспортной ситуации), когда действия какого-либо участника перестают отвечать требованиям ПДД. При этом возникает аварийная ситуация, когда водитель не имеет возможности своими односторонними действиями предотвратить ДТП. При этом необходимо иметь ввиду, что водитель должен иметь объективную возможность воспринимать возникновение препятствия, представляющего опасность для движения. Нюансы определения момента возникновения опасности в конкретных ситуациях и видах ДТП при желании можно найти в специальной литературе.

  2. Во-вторых, это время реакции водителя на возникшую опасность. В практике производства автотехнической экспертизы эксперт пользуется методическими рекомендациями. Это своего рода экспертные заготовки, шпаргалки. Заглянув в эту шпаргалку, эксперт установит, к какой группе сложности относится данная ситуация, какое время реакции ей соответствует, и самостоятельно внесет это значение в формулы (от 0,6 до 1,4 с). Втиснуть поведение водителя в рамки той или иной стандартной ситуации - дело несложное, существует научно обоснованная и экспериментально проверенная таблица для определения времени реакции с учетом характера и типовых вариантов дорожно-транспортной ситуации. Но реальное время реакции человека может колебаться и не обязательно в тех пределах, которые используются экспертами.

    Более длительное время реакции - это особенность каждого индивидуального организма, неподвластная сознанию и воле. Сознательно сократить время реакции человек не может, даже если это угрожает его жизни. А знаете какое расстояние проезжает автомобиль при обычной скорости 60 км/ч за 1 секунду? Посчитайте - 16 метров и 66 сантиметров! Бывают случаи, когда человек вообще может лишиться возможности реагировать на опасность, особенно если он не является натренированным секретным агентом соответствующих спецслужб.

    Поэтому, если есть основания полагать, что реальное время реакции не укладывается в то значение, которое избрал эксперт, не надо предъявлять ему претензий, т.к., даже при желании, он выше головы не прыгнет и самостоятельно другого значения, кроме предписанного, не выберет. Это не его компетенция. Правильнее о своих сомнениях заявить адвокату.

    Существуют такие оттенки ситуаций, которые меняют их восприятие и соответственно время реакции. Например, ученые установили, что при возвращении домой реакция водителя намного хуже, чем при выезде из дома, т.к. у водителя ослабевает внимание при въезде на хорошо знакомую территорию, но ни в одном из заключений автотехнических экспертиз этот факт отражения не нашел. А ведь ошибка в определении времени реакции всего на 0,1 секунды может привести к противоположным заключениям о возможности человека предотвратить происшествие. Теперь прибавьте ко времени реакции водителя время запоздания срабатывания тормозного привода, учтите его тип, учтите полную массу автомобиля, тип дорожного покрытия, величину замедления и время его нарастания, коэффициент эффективности торможения, коэффициент опоры качения, коэффициент сцепления шин с дорожным покрытием, величину уклона дороги, скорость движения пешеходов и т.п. тонкости. Уверяю вас, что совокупность таких данных может весьма существенно изменить всю картину ДТП и результаты экспертных расчетов. Упрощенно говоря, может получиться, что при движении со скоростью 61 км/ч водитель виноват, а при скорости 59 км/ч - не виновен. Какой же суд в такой ситуации возьмет на себя ответственность определить, что вы двигались со скоростью, которая делает вас виновным? В соответствии с принципом презумпции невиновности, все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого.

  3. В-третьих, на субъективную возможность предотвратить ДТП влияет не только быстрота реакции, но и целый ряд других факторов, которые автотехнической экспертизой не учитываются.

Исследовать психофизиологическую надежность водителя в конкретном ДТП, выяснить вопрос, мог ли он со своими конкретными качествами выйти из ситуации безаварийно, автотехническая экспертиза не может.

Все эти вопросы - предмет исследования другого вида экспертизы. В дальнем зарубежье она давно проводится и называется экспертизой ДТП. В Украине же наработок по этому вопросу попросту нет. Но возможность назначать компетентные экспертизы с участием медиков, психологов, автотехников и других специалистов, которые могли бы пролить свет хотя бы на часть возникающих вопросов, имеется. Учитывая нерасторопность и леность украинских судебно-следственных инстанций, не будем обнадеживаться, что назначения такой комплексной экспертизы будет легко добиться.

Поэтому практический совет таков: если ситуация действительно сложна, когда грань между нормой и нарушением очень зыбка, если есть основания полагать, что водителю предъявили завышенные требования, не вверяйте свою судьбу воле случая, не полагайтесь на свой шарм, красноречие, пробивную способность и финансовые возможности. Скорее всего без помощи квалифицированного в этой категории дел адвоката не обойтись.

Третий ключевой вопрос, который так или иначе возникает при расследовании любого ДТП, - вопрос о том, мог ли водитель и должен ли был предвидеть трагическую развязку ситуации.

Обычно этот вопрос несет в себе обвинительный оттенок и ставит человека в положение затравленного кролика. Подобные претензии обычно предъявляют потерпевшие, их родственники, сотрудники ГАИ и др. Их недовольство, может быть, понятно и по-человечески оправдано. Но юридически они не правы, и их возмущение чьей-то недальновидностью за рулем - это не более чем эмоции, которые не могут иметь отношения к делу.

В этом вопросе закон обеспечивает водителю защиту, сделав основным правовым принципом дорожного движения так называемый принцип полного доверия. Он обязывает кого бы то ни было не создавать на дороге опасные для других условия.

На первый взгляд, это общее декларативное положение ПДД, на которое не каждый обратит внимание. Между тем это своего рода правовая успокоительная таблетка, дающая юридическое основание дисциплинированному водителю исключить на дороге лишнюю нервозность, ожидая подвоха от каждого метра дороги, от каждого пешехода и от каждого транспортного средства.

Речь идет не о том, что водитель может не утруждать себя оценкой дорожной обстановки и не должен стремиться спрогнозировать, как в следующие секунды будет развиваться та или иная ситуация. Но умение прогнозировать появляется не сразу, а приобретается с опытом вождения и постоянно совершенствуется. Потребовать же одинакового уровня мастерства от каждого водителя невозможно.

Тем более нелепо юридически требовать от водителя, чтобы он, каждый раз, видя остановившийся автобус, предполагал, что из-за него будут выбегать недисциплинированные пешеходы, и бросаться прямо ему под колеса. Или судорожно вцепляться в руль, ожидая самого худшего от навороченного джипа с новым соотечественником за рулем, или с ужасом предугадывая, окажется ли закрытым очередной канализационный люк на проезжей части.

Несмотря на это, существует строго определенная категория ситуаций, когда принцип полного доверия утрачивает свою силу и вместо него действует принцип неполной надежности. Речь идет о пешеходах-детях, престарелых и инвалидах. Пункт 1.6 ПДД предписывает быть к ним особенно внимательными, но как это делать конкретно, не указывает. Поэтому следует предупреждать (но упаси Бог не пугать ревом своего клаксона) детей, пожилых людей и инвалидов, находящихся у дороги (даже не на проезжей части) об опасности, если они не обращают внимания на дорожное движение, вести расчет на самый худший вариант поведения этой категории пешеходов и быть готовым к предотвращению наезда. Это - и юридическое разъяснение п.1.6 ПДД, и практический совет.

А теперь необходимо выяснить, с чего собственно все начинается - с осмотра места происшествия, уровень и качество которого не менялись уже давно. На месте ДТП всегда остается отпечаток происшествия: следы качения, торможения, скольжения, удара, повреждения, отслоения, царапины, смещения и т.п. На автомобиле - следы контакта с человеком, и наоборот. Возможно, ситуация осмотра места ДТП знакома некоторым читателям и не понаслышке. Несколько сотрудников ГАИ с помощью остановленных водителей-понятых с рулеткой (а то бывает и шагами) наспех фиксируют минимальное количество параметров дороги и самых простых следов. Затем на глазок определяют видимость (разница в "глазках" иногда составляет десятки метров).

Если автомобиль на ходу, проводят контрольное торможение, сориентировавшись при нажатии на тормоз по какому-нибудь столбу или дереву. Вся схема фиксируется на черновике, в котором потом может разобраться только специалист. Чистовик схемы, которым все будут пользоваться, вырисовывается позже и порой достаточно сильно отличается от своего первоисточника. Автографы понятых никакой надежности схеме не добавляют, т.к. в случае разногласий понятой, допрошенный в суде, ни одной существенной детали не вспомнит, кроме той, что осмотр проходил в его присутствии и что он подписал протокол (иногда на второй-третий день).

Самые подкованные, сердцем чуя примитивность таких осмотров, обычно хвостом ходят за гаишником, в основном для того, чтобы он как можно подробнее описал механические повреждения автомобилей, а также разбросанные на дороге осколки, детали, кровь и др.

Такая настойчивость ничего серьезного не добавит к тому неполному и неточному ассортименту данных, которые получит после подобных осмотров эксперт для восстановления и исследования картины ДТП. К сожалению, адвоката рядом в этот момент, как правило, не будет. Специалиста-автотехника, который, по идее, должен обязательно привлекаться для участия в осмотре места ДТП, тоже никто звать не поспешит, что не мешает вам на этом настаивать. Поэтому, чтобы избежать лишних проблем и сомнений в точности будущих заключений, уже на месте ДТП необходимо убедиться в том, что сотрудник ГАИ или следователь как можно подробнее и точнее зафиксировал не только ширину проезжей части, но и следующие данные: дорожные условия и обстановка; направление, план, продольный и поперечный профиль дороги; тип дорожного покрытия, его состояние и повреждения; дорожные знаки и разметка; следы, которые характеризуют автомобиль (осколки, следы торможения, размеры каждого следа и расстояние между ними); детальный осмотр транспортных средств.

Видимость объектов, участвовавших в ДТП, должна измеряться с места водителя экспериментальным путем в тех же метеоусловиях. Причем не "на глазок", не фонарными опорами и не наспех, а при помощи хотя бы той же рулетки. Если был совершен наезд на препятствие, например, пешехода, то необходимо зафиксировать видимость препятствия именно в подобной по тону одежде. Если в качестве экспоната на месте осмотра предложат сотрудника ГАИ, то его портупея, жилет и краги будут видны очень далеко, и в дальнейшем расчеты окажутся ошибочными. По большому счету столь сложный и важный вопрос, как определение видимости, необходимо исследовать при специально организованном следственном эксперименте с участием эксперта-автотехника по специальной методике и с учетом всех возможных вариантов, а не второпях при осмотре места происшествия.

Также необходимо иметь в виду, что отлетевшие от автомобиля детали, россыпь стекла, краски, царапины на асфальте позволяют судить о месте удара лишь приблизительно, однако данный факт попросту игнорируется следственными органами. Только мелкие частицы земли с нижних поверхностей даже самого чистого автомобиля (т.н. "болото"), осыпающиеся при ударе, практически не рассеиваются, остаются непосредственно на месте удара и позволяют абсолютно точно определить это место на проезжей части. Поэтому, если есть возможность, следует внимательно осмотреть местность и потребовать четкой фиксации на схеме осыпавшихся частиц грунта на месте ДТП, ибо именно от этой точки впоследствии будут "отплясывать" все расчеты.

Все эти советы далеко не праздные. За каждым из них кроется уголовное дело, рассыпающееся в прах или пробуксовывающее из-за подобных упущений. А значит, лишние затяжные выяснения, нервотрепка, стрессы, иногда отсутствие четкого решения, которое бывает крайне необходимо всем участникам ДТП.

А сколько еще других подводных камней, помимо тех которые здесь упоминались, ожидают водителя в самом начале долгого пути до выяснения всех обстоятельств ДТП и удовлетворения его, возможно, вполне справедливых требований. Следственные эксперименты, состояние утомления водителей, ослепления, встречная "подсветка" при определении видимости, попутные столкновения - это трудности лишь некоторых категорий ДТП, но они столь многогранны, что однозначное их понимание также приводит к неполноте и неточности заключений.

Подводя итог сказанному, хотелось бы еще раз остановится на важнейших для участника ДТП ориентирах, которые позволят ему судить о прочности своей правовой защищенности при расследовании происшествия.

Если после визитов к следователю у водителя не осталось сомнений, что: при осмотре места происшествия все данные собраны качественно и полно; момент возникновения опасности, с которого он должен был предпринимать экстренные меры к предотвращению ДТП, определен верно; время реакции, затраченной им реально для оценки ситуации и предотвращения ДТП, соответствует тому значению, которое выбрал эксперт; учтены все сопутствующие его поведению факторы от погоды и условий видимости - до психофизиологического состояния; вина доказана в полном объеме - было нарушено правило, водитель должен был и мог предотвратить ДТП, - значит правовая помощь именно на стадии расследования уголовного дела по ДТП, скорее всего, не нужна. Можно только позавидовать стабильности вашего положения в деле.

Если же нет возможности с уверенностью ответить на эти вопросы, если водитель полагает, что добросовестно старался предотвратить происшествие в соответствии с п. 12.3 ПДД, но не сумел этого сделать, т.к. не удалось найти оптимального решения, то, прежде всего не стоит отчаиваться. Проанализировав свое положение, вероятнее всего, участник ДТП придет к справедливому выводу, что осилить весь объем работы по своей самостоятельной защите ему вряд ли удастся, хотя такое право ему предоставлено законом; правильнее и надежнее в подобном положении обращаться за помощью к адвокатам, имеющим специфический опыт работы именно с такой категорией дел.

Источник - http://www.anisim.westportal.net/publications/dtp.html